Мир, который построил Луис Уэйн.
Великий художник мог бы гордиться необычной выставкой, открывшейся в залах ростовского Музея изобразительных искусств.

"Все звезды теперь мертвы. И мы отходим с миром.
Пока Боги играют в тире. Мы отходим в мире...
Луис Уэйн там...".
(Дэвид Тибет, современный великий английский поэт и музыкант Current93).

 

О долгожданном приходе весны в наш город первыми, по традиции, победно затрубили мартовские коты. Несчетное количество хвостатых мяукающих животных в эти дни штурмом захватило залы главного городского Храма культуры - музея изобразительного искусства на Пушкинской. Распушив хвосты, навострив уши, с любопытством разглядывая снующих мимо посетителей, они облюбовали многочисленные живописные холсты, скульптуру, керамику и резьбу по дереву. "Кошки в произведениях изобразительного искусства" - заголовок открывшейся 14 марта новой экспозиции музея стал вызовом, брошенным артистичными и чувственными животными медленно приходящему в себя после долгой зимней спячки городу.

В стенах серьезного, всегда скрупулезно следовавшего канонам классического искусства музея нынче совсем несерьезная выставка. Выставка веселая, грустная, мудрая. И демократичная по своему составу. В ней приняли участие как признанные донские мэтры, так и студенты местных ВУЗов. Даже совсем юные ребятишки, воспитанники Детской художественной галереи, тоже порадовали своими работами. Причем детские рисунки, выставленные здесь, не только ничем не уступают, но порой и заметно выигрывают в сравнении с работами мастеров. Быть может поэтому детскую часть выставки незаметно выделили в отдельный зал по соседству. И напрасно.

Идея выставки "носилась в воздухе" все последние месяцы. Но как призналась ее вдохновитель и организатор, старший научный сотрудник музея Галина Головкина, никто не ожидал, что мечта однажды станет явью и вызовет такой бурный интерес. Буквально за считанные часы до открытия художники все продолжали идти, неся свои шедевры. И потом горячо возмущались, когда им вежливообъясняли, что экспозиция переполнена и свободных мест просто нет. Отсюда не удивительно, чтона открытии, как говорится, "яблоку негде было упасть". Безо всякой парадной рекламы и пылких анонсов весть о выставке быстро разлетелась по городу, и с тех пор телефон музея звонит не переставая. Трудно припомнить в стенах музея подобный ажиотаж. Нужно ли говорить, как растеряны и счастливы организаторы. Интересно, а пытался ли кто-то подсчитать, сколько всего кошек и котовпредставлено в экспозиции? Сами организаторы на этот вопрос ответить затруднились, но пересчитать необычных четвероногих гостей все-таки обещали.

Совсем не правы те, кто считает, что рисовать кошек - дело простое и несерьезное. Загляните на выставку и все поймете сами. Кошки здесь блистают во всей своей красе и всеми оттенками палитры. Есть кошки мультяшные, словно сошедшие с киноэкрана, есть - летающие по воздуху как заправские парашютисты или цветущие пестрыми бутафорскими клумбами. Есть - марширующие кошачьим мартовским парадом и музицирующие на радость прохожим. Есть кошки задумчивые, есть веселые, есть промочившие лапы, гуляя босиком по лужам, а есть - толстые как сказочный Карлсон. С чудесными ушами вместо пропеллера. За каждой из них - странный внутренний мир автора, его чуткого трогательного воображения. Тем и интересна выставка, что она - словно двери в сказочный мир Зазеркалья Алисы - может поведать вам о многом. И может быть через глаза кошки помочь заглянуть вглубь себя самого. Ведь издревле во всех культурах кошка считалась проводником в иные миры. За привычным нам вполне земным образом "хвостатых-полосатых" стоят существа, возведенные некогда в ранг богов в древнем Египте и культ поклонения в Индии. В средневековой Европе их жгли на ведьмовских кострах инквизиции, считая посланцами дьявола, а на Руси и в Японии почитали как символ счастья. Не случайно, въезжая в новый дом, вперед - по обычаю - всегда пускали первой кошку. Не случайно и в центре открывшейся экспозиции так привлекает внимание символичное изображение кошки в образе Священной волчицы Рима, вскармливающей припавших к ней людей.

 

Ростовская выставка "Кошки в изобразительном искусстве" бесспорно могла бы служить доброй памятью об этом удивительном человеке:

Луис Уэйн (1860-1939) - пожалуй самый легендарный в истории искусств художник, рисовавший кошек. Он посвятил им всю свою жизнь. Практически безвестное при жизни, много лет спустя, в конце 60-х его удивительное творчество было неожиданно открыто британским историком и искусствоведом Родни Дейлом. Монография Дейла, посвященная безвестному сумасшедшему художнику XIX века, всю жизнь рисовавшему кошек, произвело сенсацию и принесло долгожданную славу Уэйну.

Уэйн начал рисовать кошек в 20 лет. До этого он безуспешно пытался заняться музыкой, литературой и химией. Но изобразительное искусство взяло верх. На перепутье двух веков он создал особый тип кошек - кошек Луиса Уэйна. Кошек, посвященных в бесконечные тайны мироздания. Ведя уединенный образ жизни, художник постепенно утратил интерес к окружающему его миру, замкнувшись на своих четвероногих. На закате жизни разум Уэйна окончательно помутился, и ему суждено было окончить жизнь в приюте для нищих и душевнобольных одного из британских монастырей. При жизни художника была приобретена лишь пара его полотен.

Сегодня его работы дарят нам целую эволюцию метаморфоз и магических превращений, выраженных посредством оригинальной пластики и цветовой гаммы. Кошки в его творчестве, наделенные мистической одухотворенностью и магической природой, в первую очередь всегда обнажали трагический контекст чувств самого художника, его судьбы. В них он искал и нашел своеобразную защиту от несовершенного окружающего мира и хаоса. Его животные стали проводниками между сакральным и привычным миром, индикатором физического состояния самого мастера. Пристально и тревожно вглядываясь в зрителя, кошки Уэйна вместе с автором переживали его боль как собственную.

Индикатором физического состояния мастера стали глаза изображаемых им кошек, светящихся враждебностью в начале его творческого пути. Другой особенностью изображаемых им животных стала фрагментация их тела: его изображение строения кошки всегда переживало странные трансформации, словно носящие отпечаток психической неуравновешенности. Говоря о его манере письма, Уэйн всегда отходил от поверхностности изображения, концентрируясь на заостренных, оточенных деталях, всегда привлекавших поклонников. Именно они подарили его творчеству могущественный и оригинальный взгляд, свидетельствующий о своеобразном реализме его работ.

Сам Уэйн говорил о своих моделях следующее: "Благодаря окружавшим меня животным, и - прежде всего - моему любимцу Питеру, я обретал некое внутреннее совершенство над окружавшим меня миром. И, в то же время, чувствовал всю свою беспомощность перед этими великими животными с их неизведанными мирами. Это странные и сильные существа; в них нет ничего общего с тем общественным мифом об инфантильных животных. Они экспрессивны и артистичны, темпераментны и высокомерны. Все больше вглядываясь в своего кота Питера, я начинал понимать это автономное, удивительное, чудесное существо. Для меня Питер был словно ребенок. Моя первая и самая дорогая сердцу модель, он словно лечил меня изнутри. И именно он проложил путь к моему успеху. Много раз как на себе, так и на других людях, любящих этих животных, я замечал, как уходит боль, все эти глупые неврозы, истерия, ревматизм и депрессия:".

Было бы печально и не справедливо однобоко рассматривать личность Луиса Уэйна лишь как художника, страдающего потерей памяти, шизофренией и временными уходами в детство. Много лет спустя после его смерти, уникальные работы мастера продолжают по-прежнему волновать и поражать не только поклонников этих удивительных животных и специалистов в области клинической психиатрии, но и любителей искусства во всем мире.

:Несколько лет назад в Ростове на выставке традиционных японских кукол экспонировалась необычная древняя лепная игрушка. "Кошка, желающая вам добра" - гласила надпись под забавным существом, приветливо машущим вам рукой. Ее многочисленные соплеменники с выставки Музея изобразительных искусств нынче тоже желают вам добра. И приветливо машут хвостами.


Игорь Ваганов