ХАДЖ К ГОЛУБОЙ МЕЧЕТИ

"Если правда об индивидуальности - всегда срывание маски, то правда о жизни вцелом - никак не меньше, чем разрушение фасада, за которым кроется абсолютная жестокость"
Сьюзан Зонтаг

Арабская калиграфия, словно невидимой рукой алхимика сотканная из этно-амбиентных обволакивающих структур, являет нам очередное гипнотическое путешествие в технологическую пост-кибер эру. В своём хадже к бесприцедентному отражению исламо-арабской культуры, мусульманской музыки и политики, через мгновения духовного импульса, приобретающего неуловимые контуры звука, гармонично переплетающегося между собой. Великий путь на Восток и, одновременно, один из захватывающих примеров современного радикального мышления. То, что сегодня можно назвать одним словом - MUSLIMGAUZE, технологический проект, родившийся более десятка лет назад в глубинах Манчестера, как ритуально-звуковая одержимость человека по имени Брин Джонс (Bryn Jones), работающего в коллаборациях с различными музыкантами.

"Представьте себе, что вы палестинец, живущий в Газе, пленник в собственной стране, где вы лишены права голоса, где людей убивают в их собственных стенах... Будущее? Израиль съедает и выпивает вашу родину, каков будет ваш ответ?"

Доведённый до нынешнего противостояния и неприятия анексии Израилем, Muslimgauze начал записывать альбомы, выражая ритмом своей музыки своё несогласие с этими реалиями. Создаваемый при помощи фильтрации звука и новейших систем электронной обработки с применением этнических инструментов, это - энергетический сгусток, прорываемый слоями текстуры и завороженности наплывающим и отходящим в гипнотических коллизиях гортанным речетативом вокала, плотной фактурой звучания и постоянно закручивающимся в спираль ритмом, нервной пластикой, мелодизмом и сильным эффектом присутствия, Muslimgauze одновременно становится украшением для мрачных и подчас полных предчувствия аудиофрагментов, записанных на плёнку и схватывающих саму суть и настрой удивительной по красоте и крови музыки Ближнего Востока, возникающего из полной тишины, как из неоткуда, и плавно исчезающего в ориентальном звучании мусульманских мечетей, в неповторимом узоре бытия. Где звуковые образы являют нам своё полное, подчас колдовское и ритуальное, вплоть до трансцендентальности совершенство в видениях под голубыми мечетями Брина Джонса.

Несмотря на амбиентность, эмоциональный уровень которой здесь довольно высок (почти на грани мистицизма), Muslimgauze своим звучанием тем самым ещё более усиливает остроту восприятия и концентрацию каждой минуты, с убедительной силой отражая победу истинной реальности и интуитивного интеллекта над рафинированной бутафорской помпезностью иных доступных образцов от world music. Эта музыка возвращает в среду живых ценностей и значений, одновременно являя поистине синкретическое единство в его сокрально-ритуальном и эзотерическом понимании на новом хадже для вашего сознания.

Igor Vaganov

 

Gulf.jpg (15145 bytes)В названии этого сингла, состоящего из одной композиции, зафиксировано символическое раздвоение двух миров, арабского и западного, палестинского и израильского, другими словами, Брин Джонс попытался в такой лаконичной и содержательной форме почеркунть непримиримые различия двух идеологий, мировоззрений и прочих противостоящих аспектов жизни арабского мира, который, как известно является основной сферой интересов MUSLIMGAUZE. Нет смысла упоминать, что в названии речь идет непосредственно о Персидском заливе.

Этот маленький шедевр поражает своей лаконичностью, простотой и доступностью при восприятии. В течение около двадцати трех минут на вас медленно надвигаются потоки утонченных и незамысловатых арабских одеяний, вернее, одного большого покрывала из шитой золотом парчи, прозрачного шелка и рельефных узоров. Это произведение в достаточной мере можно отнести к тем, вдохновительными мотивами которого, вероятно, были восточные мотивы, некий эфемерный арабский дух, которым так славится этот знаменитый проект. Тем не менее вряд ли можно охарактеризовать этот длинный трэк исключительно про-ориенталистским. Bryn Jones обладает редким талантом в равной степени отстраняться как от этнической, так и от традиционной подоплеки в своем творчестве, создавая при этом совершенно уникальную по своему составу музыку, которая соединяет в себе все вышеперечисленные влияния и неожиданно перерождается на наших глазах в нечто совершенно новое и неповторимое, неукладывающееся ни в какие привычные классификационные рамки.

Наверное, это один из самых впечатляющих релизов MUSLIMGAUZE среди тех, которые мне доводилось слышать. В данном случае 'Gulf Between Us' - продолжение 'гипнотического' русла в работах Брина Джонса, еще одним ярким примером которого может служить лонг-плэй 'Mullah Said'. Неторопливый, расслабленный ритм служит основой для многочисленных звуковых вариаций, целью которых является погрузить слушателя в как можно более глубокий транс. Однако то разнообразие приемов, которыми MUSLIMGAUZE заполняет в этой композиции свободное ритм-пространство, держит слушателя в постоянном напряжении, увлекая за собой и не позволяя 'раскусить' эту вещь сразу. А ведь именно этой особенностью грешат многие вещи на других альбомах: длинные, десятиминутные композиции с неменяющимся ритмом и саундом, с однообразными сэмплами и лупами. Правда, эта широко применяемая Брином Джонсом схема хороша по-своему, несет несколько иные, чем 'Gulf Between Us', функции и в контексте долгоиграющего альбома смотрится совсем по иному, нежели как в рамках сингла. Поэтому 'Gulf Between Us' тем и хорош, что представляет собой полноценный мини-альбом, со всеми необходимыми атрибутами лонг-плэйя, который слушается захватывающе и вызывает очень острые ощущения несмотря на свой размеренный темп.

Структура 'Gulf Between Us' очень проста - оглушающий, просто гигантский бас, перкуссия с 'песочным' звучанием да куча всяческих звуков, относимых в раздел 'прочее', но составляющих основную прелесть этого альбома. Как всегда, происхождение этого калейдоскопа шумов, шумочков, скрипов, подскрипываний, отдаленных голосов, стуков, шипений, гудений и еще Аллах знает чего абсолютно неопределимо. Я думаю, профессиональным музыкантам было бы интересно поупражняться в идентификации тех или иных сэмплов этого релиза, но я не уверен, что даже самых искушенных электронщиков ждет здесь большой успех.

Красота звучания MUSLIMGAUZE кроется не столько в загадочности и разнообразии применяемых им способов воздействия на аудиторию, сколько в удачном их сочетании и расположении внутри той или иной вещи. На 'Gulf Between Us' Брин Джонс превзошел в этом самого себя и прекрасно справился с нетрадиционно большим набором сэмплов. Здесь нет ничего лишнего и нет недостатка в чем-то, звук проникает в вас целиком и полностью и застает врасплох, приковывает к месту и не позволяет отвлечься ни на секунду до самого конца этой композиции. Где-то на десятой-двенадцатой минуте вас ожидает некое послабление насыщенности саунда, легкая передышка, позволяющая немного расслабиться и набраться сил для нового витка напряжения. После интермеццо вас ожидает очень интересная деталь, становящаяся центральным местом всей композиции и фактически ее лицом: засэмплированный боевой клич очень похожий на традиционный вопль толи американских индейцев, толи аборигенов происхождением где-то из южного полушария, что скорее всего. Это украшение повторяется несколько раз и вскоре становится просто необходимым и ожидаемым. В конце концов все завершается в умиротворенном и истощенном недоумении, как если бы через вас только что прошел целый караван груженых благовониями верблюдов.

'Gulf Between Us' лишний раз подтверждает уникальность явления MUSLIMGAUZE, бескомпромисные взгляды и суждения которого в самом деле оказывали очень существенное влияние на то, что он делал в течение почти двадцати лет, поражая тем наше застоявшееся воображение. Мне кажется, что Джонс, был в то время ('Gulf Between Us' вышел в начале 1997 году) на грани очередного творческого подъема, о чем свидетельствуют прочие альбомы, выходившие вплоть до его смерти.

Дмитрий Колесник

Ares Solis,

Eskhatos [Chronicle Of The End-Age], #1, 1995, USA

Фрагменты интервью:

Что вас подтолкнуло к исламу, палестинской интифаде, политике Среднего Востока?

Это было израильское вторжение в Ливан, это и было точкой отсчёта. С тех пор появился мой интерес к этому району, в особенности к ситуации в Палестине.

Так как многие названия песен и графика на ваших CD чрезвычайно провокационны, возникает вопрос: почему вы не дополняете такие скандальные названия и образы текстами?

Существует чёткая линия между пропагандой и информацией. Если вы начали писать песни и тексты, вы навязываете своё мнение людям. Большая часть музыки разрушается людьми, которые не умеют думать. Ведь если за нас всё сделано и мы не можем сами об этом подумать, то не сущестует песен как таковых. Названия песен используются мною как гид для людей для получения информации о ситуации.

Интересно, что вы, не будучи мусульманином, занимаете такую жёсткую позицию в защиту людей и даже целого политического движения. Есть ли что-либо в исламе, что вы находите не приемлемым для ваших верований?

Я не религиозен. Это приносит слишком много неприятностей. Если другие люди верят, это их дело, но это не для меня. Не надо быть "Х", чтобы разбираться в ситуации "Х". Несколько лет назад многие люди стояли в опозиции к Южной Африке. Они были частью движения против апартеида. Если этих людей воспринимали нормально, то почему, если ты поддерживаешь арабов, тебя принимают за человека со странностями? А ведь то, что происходит сейчас в Израиле - это аппартеид.

 

MUSIQUE KORREKT SPECIAL ANNOUNCEMENT

Muslbryn.jpg (29436 bytes)

Recently we were hit by a heavy tragedy and loss. Some of you may already know about it. Bryn Jones, the man behind Muslimgauze, died last thursday of a complicated pneumonia. We'd like to say a few words about this.

Muslimgauze were one of the least compromising projects the music industry ever had to deal with. Their music affects their listeners in the same way as their pro-arabic statements that they've kept distributing for the last 17 years. Their music has been doing the splits between dubby ambientscapes and aggressive world music rhythms. But keep in mind: these are close to empty descriptions when you are faced with the actual sounds! Muslimgauze's inspiration was the Middle East with all its political, religious and cultural conflicts that are embedded in their sounds. Yes, we admit there are some formations and labels on this planet which intend to walk the same path Muslimgauze were wandering on. But they're hopeless and desperate. Muslimgauze are just too powerful. Staalplaat and Soleilmoon left them the freedom they needed to work in secrecy. That is why all standard business strategies were abandoned long time ago. Muslimgauze even seemed to betoo powerful for capitalism. Maybe that's the reason why they were getting bigger and bigger.

"Muslimgauze was one of the most prolific artists at Staalplaat. His furious speed of working, and record companies willing to keep up with his speed, was often remarked and discussed. Unlike others, Muslimgauze, in his almost 20 years in the music scene, changed his style a lot. He went from laid back ambient into digital distorted rhythms and back. When he was asked to a do remix, he not made just 1 track, but often presented an hour long DAT, filled with finished tracks, sitting next to ideas and skecthes. His constant presence with new releases, next to his controversial ideas about the middle east (or at least controversial to some), and his apperent shyness, made him in a mystical man, remote from the outside world. Even though we may not agree, his passion was ours: good music. The creator died, but his music (which undoubtely holds more new releases in the future) will continue to live."

(Frans de Waard/Staalplaat)

"Bryn/Muslimgauze was sick so I called the hospital and I found out that he had a strange infection and there was no effective treatment, each time when I called he was worse so I had to go over to Manchester to see him but he was heavily sedated and could not respond to anything. All we could do was sit with him and talk to him. I told him, that he had to fight this thing, that we needed him to continue his story in sound, and that this was not in the contract. The next day I heard that they decided to stop his treatment because he was not responding and deteriorating, that his lungs were not working and his kidney was not working and that had only a few hours left. We sat there and held his hand, my legs were shaking and I was crying and I kept saying things to him and looked how he died. I don't understand what happened, but that was Bryn, he kept things to himself and many things were a mystery to me, but that was ok, for his music was the important thing to him and to us. I liked to be with him even if I did not understand all of it. I remember talking with others and they mentioned that the amazing production he had (I got one master a week and he was sending to Soleilmoon too) was because he knew that his live was short. This is possible but I will miss the excitement of getting this package in my mailbox and there was still so much to be done. I will miss him."

(Geert-Jan Hobijn/Staalplaat)