Злые заметки

    У русского человека нет предела. В понятие нашей воли не вмещаются никакие границы. Тем более нелепо, когда нас упрекают в рабском характере. Скорее рабами остались все законопослушные народы Европы. Мы - один из самых вольных народов мира. И в этом наше счастье и наше несчастье. У немца или англичанина полицейский сидит где-то в мозгу или в поджелудочной железе. Им не так уж нужен полицейский на улице... В нашем мозгу никакой полицейский не умещается. Вот почему после Октябрьской революции наши авангардисты, лишенные былой царской цензуры, на век опередили своих европейских собратьев, дойдя до квадрата Малевича и "дыр бул щила" Крученых...
    Вот почему наши сегодняшние пионеры контркультуры в своих перфомансах и поэтических экспериментах задвинули далеко в угол вялых сподвижников Аллена Гинзберга...
    Александр Бренер уже сидит в голландской тюрьме за русское понимание свободы искусства, а его сборник "Интернационал неуправляемых ракет" отказались со страхом переводить все приличные авангардистские издательства мира. Их передергивает не только от засилия непереводимого русского мата, но и от ненависти авангардного неухоженного бомжа...
    Сегодня я листал
                           в большом магазине
    Шикарную книгу
                под названием "Роллинг стоунз".
    Я когда-то любил эту рок-команду...
    И вот я гляжу на их фотографии...
    И я сознаю, что я их ненавижу!
    Неужели они не ведают, что
    в Африке от голода
                            трескаются земля
    И пятки людей?..
    Гады! Они совсем обалдели!
    Мне тошно смотреть на их рожи!
    Мне невыносимо
    слушать их музычку!
    Какой это к дьяволу рок?!

    Или в другом стихотворении "Америка" он упивается своим раздеванием и развенчиванием американских ценностей.
    Америка! Дева Америка!
    Сквозь твои продажные тряпки
                                           провижу тебя!
    Вот падает
                  громадная медвежья шуба
    Истребления индейцев!
    Вот срывается с тебя
                               фиолетовая чалма
    Черного рабства!..

    Как такого Бренера полюбить дистиллированным демократам? Даже на квадрат Малевича он ставит свой знак продажного доллара.
    Пока цивилизованные демократы в Амстердаме запихивали в тюремную камеру Александра Бренера, наши цивилизованные демократы целым ПЕН-клубом боролись за освобождение из Бутырки попавшей туда Алины Витухновской. Целою толпой законопослушные Андреи Битовы, Андреи Вознесенские и Юнны Морицы прорывались к ментовскому начальству и требовали свободы для Алины...
    Витухновская, выйдя из тюремной камеры, стала печатать свои "Триста кровавых пятен", призывая к тотальной Войне и террору. "Красные бригады" в Италии могут позавидовать такому агитатору уничтожения цивилизации. 'Война - это я... Вы, которым не разглядеть Войны, облизывающие ржавый контур уничтожения, отображенный на гаснущем поле телеэкрана... Вы- недостойные собственной муки... Вы - агитаторы глобального рабства, профессионалы анальной лжи... Вы - цивилизованные мутанты... Вы - позор, данный мне в ожидании... Я стану последним практиком уничтожения. Война - это я. Я устала, как дедушкин автомат после ста десяти трех убийств:'
    То ли еще будет впереди, когда Алина начнет устраивать автоматно-пулеметные перфомансы? Куда денутся гуманисты Евгений Попов или Анатолий Курчаткин?
    Зверя русской воли выпустили из клетки, берегитесь, гуманисты...
    Я жду, когда же появится в "Известиях" или в устало-импотентной "Литературной газете" новое обращение писателей из ельцинской кухни о необходимости ввести цензуру во имя нравственности и стабильности общества. Поэтому меня радуют террористические выходки Витухновской, Яркевича, Могутина, Бренера и других контркультурщиков, мастеров пера и топора. Народу не до них, мое консервативное чутье доказывает, что поле деятельности талантливых и агрессивных русских Рембо - это ельцинское либерально-литературное пространство. Дети либеральной революции успешно пожирают своих родителей. Вся эрзац-писанина разоблачителей русского духа, борцов с советской литературой и ниспровергателей Сталина взрывается изнутри новыми ниспровергателями устоев. Они уже устраивают поминки по перестроечно-либеральной литературе. Они не знают правил литературного поведения. Они - беспредельщики, этот беспредел будет расширяться. Все ПЕН-клубы будут вопить о полицейской защите... Будут призывать к цензуре и опоре на ельцинские штыки...
    Не случайно Сталин оперся на Маяковского. Из смотрителя умирающих детей получился неплохой государственник. Еще шаг русского авангарда, недоступного для европейского старческого сознания, и новая русская воля выведет народ и государство к новому сознанию. Буржуазное "семейное чтение" чуприниных агонизирует, захлебываясь собственными отбросами...
    На новом витке консерваторы объединятся с русскими радикалами, избавившись от потуг либерализма. Лишь консерваторы способны постичь красоту новой эстетики.

Назад к Созданию Образа