Журнал "Лилит"
   

poetov.jpg (12895 bytes)'У нас предостаточно способов для деградации и отчаяния и совсем немного - для прогресса. Только пресловутое "душевное здоровье" (термин, созданный психиатрами, а по сути продиктованный государством) может удерживать человека от отчаяния. Но я думаю, это "душевное здоровье" на самом деле - бесчувственность и непробиваемость либо отсутствие претензий и смирение со своей участью...," - писала русская поэтесса Алина Витухновская в сентябре 1995 года из Бутырок, находясь в предварительном заключении по делу о распространении и сбыте наркотиков.
    В смирении Алину не заподозришь, отсутствие претензий - сомнительная добродетель - тоже не по ней: "Человек мыслящий и чувствующий, как я, должен уничтожать реальность, если у него есть силы и возможности, если их нет - он должен идти ко мне в рабство...', - заявила она в интервью нашему журналу (? 7/1997). В октябре в московском суде возобновилось слушание путаного, затянувшегося на годы "дела Алины Витухновской". В столичной прессе немало спорят как о ее таланте, так и о степени ее виновности. Летом этого года в Германии за последнюю книгу стихов "Последняя старуха-процентщица русской литературы" Витухновская удостоена престижной литературной премии, получить которую вот только мешает подписка о невыезде.

... Любовницы от нас у ходят в туалет.
И их глаза надменны и пусты.
Мы мальчики. Мы носим им цветы.
И любим зло, кого в помине нет.

Мы любим зло, мы мальчики могил.
Мы срам, что матерям не превозмочь.
Мы любим зло, мы убегаем прочь
К тем, кто боится нас, от тех, кто полюбил.

Нас, мальчиков, измучила тоска.
Всего испив, желали люди власть.
Рабы немы. Но чуток их оскал.
И жаждет рот несъеденную часть.

Любимые от нас у ходят в туалет.
И даже те, нежнейшие их них,
И мочатся питьем не тех сует,
И не хотят ни этих, ни иных...

Назад к Созданию Образа