Проруха на 'старуху'

   'Если по капле выдавливать из человека раба, то ничего не останется', - сказала девочка однажды. Чем приятно удивила Виктора Ерофеева - он сразу признал ее победительницей в единоборстве творческих концепций: Чеховской, с одной стороны, и смелой поэтессы Алины - с другой. Не так давно имя Алины Витухновской зазвучало не только в связи с литературой, но и в контексте скандального судебного процесса. Речь шла о хранении и сбыте наркотиков. Творческий путь преградили стены Бутырки.
    Вначале лета Витухновская пожаловала в Питер: в ПЕН-клубе состоялась пресс-конференция по поводу выхода новой книги поэтессы "Последняя старуха-процентщица русской литературы". Книгу полистали: и всем стало ясно, что Витухновская -"фрукт" весьма экзотический и 'по зубам' лишь взрастившей ее московской тусовке.
    Сегодня трудно чем-либо удивить, особенно на литературном поприще, где варианты заранее просчитаны. Все написано до нас и без нас.
    Но Алина презирала пораженческие настроения с детства. Она была талантлива, и богемная среда родительского дома спровоцировала ее на решительные действия.
Свою первую книгу Витухновская написала в 14 лет. "Непричесанные" черновые записи несовершеннолетней 'человеконенавистницы' вышли под названием "Аномализм". Юным дарованием заинтересовались, начали публиковать, пригласили в Союз писателей.
    Она не была поэтессой по призванию: скорее - по "самопринуждению". В интервью Алина не скрывала: 'Хотелось власти'. Она видела, как общество реагирует на искусство: обретший славу художник "заставляет зависеть от себя". Искусство только внешне безобидно и безоружно, но в сущности своей оно - "тоталитарно". Так решила Витухновская и "приравняла к штыку перо".
    Искусство - лишь средство. Орудие - слово. Сродни тому, каким оно было в руках Маяковского, Хлебникова, Введенского. Литературный стиль Витухновской сразу же зарядили в одну 'обойму' с имажинистами, футуристами, символистами, кубистами - со всеми, кто экспериментировал с формой и раздражал слух. Полная неологизмов а-ля Маяковский, авторских символов и хлебниковских "перевертышей", поэзия Витухновской - чистый футуризм. Одиночными 'выстрелами' в литературный 'вакуум' современности прозвучали два следующих сборника стихов 'Детская книга мертвых' и 'Собака Павлова'
    Но творческий процесс, подобно снежному кому с горы, не имеет обратной траектории. Взяв разгон, поэтесса на полном ходу своей 'виртуальной машины' пересекла границы собственной свободы, которые, как известно, заканчиваются у границ чьей-то чужой. В роли 'чужого' оказалось государство. А в единоборстве поэта и государства всегда выигрывает последнее.
    Судебный процесс над Витухновской длился три года. Половину из этого срока она провела в Бутырке, где и написала привезенную в Питер книгу.
    А свое тюремное заключение поэтесса расценила как вызов своему таланту.

Назад к Созданию Образа