Бунт по регламенту

   Алина Витухновская

    У меня знакомые все старые какие-то. Я поэтому с мальчиками маленькими дружу. Лет шестнадцати. Я-то думала, они новые, свежие. В смысле внутреннего устройства мозга и души. А на самом деле... Нынешние дети (сейчас я веду речь всего лишь о некой прослойке) воспитываются на той культуре, на которую ориентировались мы лет 6 - 10 назад. Тогда эта культура была продвинутой и актуальной по большей части оттого, что вокруг больше ничего не было. А сейчас есть. Элитарное стало доступным, богемное - народным, альтернативное - коммерческим, качественное - заурядным.
    Странно, что "новые умные" дети как бы всего этого не учитывают, играя в то, что живут они как бы в каком-то "раньше", где они как бы мы, а нас как бы нет. Видимо, столь неадекватное восприятие не есть следствие свободных личных заключений, а есть некая полурабская ориентированность на навязчиво декларируемые высказывания своих духовных (извиняюсь за выражение) лидеров, которым выгодно подавать свои протухающие идейки в оппозиционном и экстремистском контексте.
    Так недальновидные родители-буржуа закупают на день рождения сына ящик визуально-взрослого алкоголя, и пробки летят в потолок, и пенится белая жидкость в бокалах, как "у больших". Но детское шампанское - это детское шампанское. Дешевая провокация для потакания претенциозным чадам. Честность - это газированный напиток "Буратино".
    Детские лидеры комичны на современном фоне, они неуместны и нелепы в той же степени, в которой раньше были органичны и героичны. Они действуют по законам своей прошлой жизни, когда их публика и соратники ограничивались кругом восхищенных и вдохновленных революционеров, интеллектуалов и неопытных дам, на общение с которыми проецировались многие глобальные задумки, приобретая вид банальных человеческих комплексов.
    Они думают, что развести общество так же легко, как развести тетку. Но тетка обзавелась мужем, а бывший герой ищет себе не мужа, но мальчика. За ним идут сумасшедшие и дети. Дети, которым в отличие от нас трудно будет отказаться от навязанной идеологии, потому что то, что попадало к нам случайно и бессистемно, к ним попадает рассчитанно и целенаправленно, и то, что формировало всего лишь наши сиюминутные эстетические вкусы, формирует их мировоззрение. 10 лет назад мои знакомые слушали Летова, читали Лимонова, восторженно цитировали Введенского, Крученых - поэтов, чьи книги только пришли к массовому читателю, увлекались московским концептуальным искусством, например, в исполнении Осмоловского - все это было уместно в свое время, но сейчас это беззастенчиво преподносится авторами все в той же форме, с таким видом, как будто ничего вокруг не изменилось. На самом деле изменилось все. Глобально и навсегда.
    Все претензии на экстремизм и радикализм нынче носят очень ограниченный характер и находятся в узко очерченных социальных рамках. Бунт регламентирован и с нехитрой простотой вписан в систему, безвкусен больше, чем безыскусен.
    Бунтовщики, по сути, очень просты и человечны. Если с ними поговорю, например, я и скажу, что я против всего вообще, против человечества вообще, и против реальности вообще, это вызовет у них в лучшем случае недоумение. То есть они понимают, что можно быть против коммунистов, против демократов, но глобальный экзистенциальный бунт человека против бытия им непонятен и чужд. Таковы некоторые патологические особенности современных детей среднего и старшего школьного возраста в конце этого века.
    Если беспристрастно проанализировать ситуацию, становится ясно, что радикальных изменений в ближайшие десятилетия ожидать не придется. Вряд ли люди, одержимые столь банальной рефлексией на искусственно вживляемые в их сознание мировоззренческие основы, породят что-то новое. И даже их традиционность (то, чем они заигрывают с запуганным хаосом человечеством) неподлинна и не свежа, как заплесневелая брынза души.
    Для нынешних 16-летних 25-летние люди никогда не являлись авторитетами, хотя, наверное, это единственное поколение, которое в идеале было бы способно быть правильным "воспитателем".
    Так называемое "поколение X" более эклектично, более адекватно, более функционально. Но дети не в состоянии их оценить - в них не выражены примитивные и ясные формы "войны", чью игрушечность они давно осознали. "Поколение X" для политизированных детей - это люди, с которыми надо бороться, которых надо уничтожать.
    Мрачно все. Может быть, вы хотите, наконец, чтобы я сказала что-нибудь хорошее? Извольте. Единственный позитивный момент, который обнаруживается в ситуации, - это тот факт, что скоро все стареющие детские лидеры умрут и на смену им придут не имеющие отношения к поколениям, группировкам и исчерпавшим себя идеологиям новые герои новых войн, такие, как я.
    И старое солнце не будет светить в окошки детских спаленок. Не надо нам солнца на Млечном пути.

Опубликовано в: Новое время ?32/97

К Пропаганде