Они тогда собрались пообедать,
Попить, поесть игрушечного супа,
Безумием своим почтить существованье
И замести следы. За сим был дворник
И вызван как вершитель (завершитель) тени судеб.

Сервиз был принесен и дом обставлен,
Чтоб быть оставленным впоследствии. Шикарно
Было все - песочный пряник,
Клубничный торт и тот, кто рвал клубнику.
Хрустели под ногою балерины,
Прощаясь с жизнью, раковые шейки.

Цветы были отобраны заранье.
На самом дне игрушечного супа
Их лепестки приобретали влажность
Им неизвестную доселе. Балерина
Их вынимала пальцами и трогательно, важно,
Разглаживая, клеила на ногти.

Был сказан тост и орошен компотом
Стерильный стол, украденный в больнице
Все были тронуты... умом и даже боле
И не понять... Лишь остается плакать.
И даже хладнокровный старый дворник
Молился у подножья бормашины.