"Последняя старуха-процентщица русской литературы"

    Имя "Алина" означает в переводе с латинского 'Чужая'. Тексты действительно чужие, иные, запредельные. Трудно, практически невозможно понять тот многоуровневый слой парадоксальных алогичных построений, рожденных реактором авторского надсознания. В книге присутствует набор материальных реалий. Китай, Москва, американский президент, Адольф Гитлер, Мао Дзедун, Ф.М.Достоевский и даже ирландские террористы. Но материальны они только на первый взгляд: это иной Китай, Москва - понятие для Алины чисто метафизическое, а не географическое. Несколько строк в качестве иллюстрации: 'Граждане страны были разделены на две группы: одни обучали китайскому, другие обучались. Китайского никто не знал. Люди встречались на уроке. Учитель говорил: 'Я учу тебя китайскому'. Ученик кивал. Три раза в неделю по два часа'.
    Книга - прямой вызов 'политической корректности' и слишком человеческому. Холодом веет от текстов. Они рождены в источнике, из которого никогда не утоляла жажды сволочь людская.
    Можете думать все, что угодно - вы не сможете ничего сделать.
    Первая часть книги - это приговор, приговор человеку, вынесенный иными мирами за трусость, за паталогическое нежелание осознать бесперспективность бытия.
    Алина своей 'Последней старухой-процентщицей...' выходит за рамки стереотипа, созданного прозой и поэзией континента Россия. Возможно, вы будете рыдать над балладой, начинающейся со строк: 'На каком мне теперь говорить языке...' Понять трудно, принять невозможно. Один из героев 'Колымских рассказов' Шаламова кричит: 'Слушайте! Я долго думал! И понял, что смысла жизни нет... Нет...'
    Алина утверждает, что смысла смерти нет также. А что есть? Есть 'глобальная цель'. Но она неосуществима.
    Книгу Алины Витухновский можно приобрести в 'Гилее' и в книжной лавке Литературного института.

Назад к Созданию Образа