Судопроизводство по Чжуан-цзы

    Дело поэтессы Алины Витухновской, обвиняемой в распространении наркотиков, все тянется и тянется. И нет ему ни конца, ни края, как и нет предела человеческой глупости. Экспертиза института им. Сербского признала Витухновскую психически здоровой. Однако психиатры проделали лишь половину работы, возложенной на них мудрым, словно царь Соломон, судьей. Служитель Фемиды распорядился наряду с подследственной освидетельствовать и ее стихи. Эскулапы обследовать стихи отказались наотрез.
    Конечно, их можно понять. Нет у стихов коленок, по которым можно было бы постучать никелированным молоточком. Нет глазок, в которые следовало бы пристально посмотреть. Нет выделений, которые нужно сдавать на анализ. Поэтому на поверхностный взгляд психиатрам следовало бы заинтересоваться личностью судьи, проявляющего столь странный интерес к нематериальной субстанции. У него и коленки есть, и глазки, и выделения.
    Однако не все так просто. Подчас внешние черты безумия демонстрируют великие мудрецы. Вспомним хотя бы Диогена, который еще и не такие хохмы откалывал, аллегорически демонстрируя глубины философии кинизма. Не все, к сожалению, понимали, подменяя суть пошлыми анекдотами про бочку и оплевывание богатого горожанина.
    Боюсь, что психиатры тоже не поняли. Ведь судья, отдавая странное задание, скорее всего имел в виду один из постулатов даосизма. Чжуан-цзы приснилось, что он мотылек. Проснувшись, китайский мудрец никак не мог понять: то ли он Чжуан-цзы, которому приснилось, что он мотылек, то ли он мотылек, которому снится, что он Чжуан-цэы.
    Точно в таком же запутанном соотношении находятся поэт (мудрец) и его стихи (мотылек). Поэтому судье на законном основании непонятно, имеет ли он дело с Алиной Витухновской или же с ее стихами, допрашивая подследственную. И чтобы избежать судебной ошибки, судит всех вместе - Витухновскую и ее стихи. Именно для этого и потребовалось столь странное на поверхностный взгляд комплексное психиатрическое освидетельствование. В результате оказалось, что Витухновская вменяема и, следовательно, ее можно на некоторое время изолировать от общества. А вот насчет стихов ничего не известно, поскольку они не освидетельствованы. И посадить их вместе с поэтессой было бы юридически некорректно. Но в конце концов мудрецы ходят неторенными тропами. И вполне возможно, что мы станем свидетелями беспрецедентного приговора: Алину Витухновскую оправдать, ее стихи посадить.

Назад к Созданию Образа