'ЗЕМЛЯ НУЛЯ'

    Алина Витухновская. Константин Кедров

    Изд-во Фишер, 1997. - 68 с.

   "Земля нуля" - вторая совместная книга Алины Витухновской и Константина Кедрова. Первой была "Собака Павлова". Оба названия принадлежат Алине.
   Издательство Фишер неизвестно широкому читателю. Выходные данные указывают на содействие издательства АО "Х.С.С.". Дан адрес: 107078, Москва, а/я 250. Кажется, что выходные данные - отдельное произведение искусства. Автор - догадайтесь кто: с трех раз. На четвертый раз (если Вы недогадливы) можете смело обращаться в письменном виде по указанному адресу. И не удивляйтесь последствиям. Вы уже завербованы. Бездна смотрит в Вас - Вы чувствуете этот взгляд?
   
   "Земля нуля" не является сборником. В книге опубликованы тексты разных лет, причем хронология не соблюдается. Алина Витухновская - вне времени и вне смысла (человеческого). За пределом человеческих, слишком человеческих смыслов - тотальный хаос, порождающий мертвых хомяков и Дырявую Мышь. На первый взгляд "Дырявая Мышь" - детский стих, подходящий для декламации на школьном вечере. В действительности, этот стих есть противоядие от химерической реальности. Дети это понимают. Мышь - это не та Мышка из сомнительных сказок - у нее нет длинного верткого хвостика и она не жует крупу. В ней - дыра! Черная, круглая...
   Алина как никто умеет работать со словом - умеет, но, пожалуй, не любит. То, что она создает, - всплеск, всполох. А поэма "Злые пистолеты" вместила в себя всю радикальную контркультуру последних лет. Каждый последовательный дестроер должен выучить ее наизусть. "Злые пистолеты" являются апологией чистой агрессии. Притягательной, невозможной, неизбежной.
   Мы гениальные Поэты,
   Мы ничего не станем ждать,
   Мы купим злые пистолеты
   И будем нагло убивать.
   Чем не программа действий для политических экстремистов всех стилей и направлений?
   Я не маузер
   Я только учусь
   Но чуть-чуть
   Я все-таки маузер.

***

   Я была помесью девочки из семейства Адамсов и немецкого экстремиста.
   Здесь явно присутствуют элементы фашистского стиля и новой эстетики: разрушительной, танатогенной. Танатогенные тенденции преобладают в текстах Алины. И стихотворения Константина Кедрова, предлагаемые во второй части книги, только оттеняют онтологический ужас первой части. В лице Кедрова перед нами предстает персонаж, косящий под поэта, косящего под народность. Он гуманист, интеллигент и народник.
   Алина откровенно антинародна. Когда-то в советской (да и в любой другой) пропаганде термин "антинародный" означал гражданскую анафему. "Враг народа" - это было явным проклятием. А.В. не первое существо, объявившее себя тотальным врагом рода человеческого. А также людских бесов и людских богов.
   Стоял, издырявлен безднами
   чудовище нищеты.
   И продал бесу нетрезвому
   душонку свою и стыд.
   Кроме того, Алина сделала блестящую рекламу спецслужбам - наследникам КГБ.
   Телеграмма (Дэвиду Линчу): "Мы агенты ФСК! Наши агенты убили ваших агентов. Встретимся в тюрьме".
   ФСК звучит, безусловно, лучше, чем ФСБ. Семантическая законченность Ф-С-К- противостоит тяжеловесному ФСБ. Химерическая "безопасность" всегда проигрывает "контрразведке"- ордену. У "контрразведки" могла выиграть только ЧК. Но чекистов нет, а ФСК переименована. Но Алина пишет о ФСК. Диссиденты за бортом. Литературная фронда не у дел. Департамент Пропаганды Насилия действует.
   Это уже не литература. Это война.
   Война маленькой девочки против вас.

Назад к Созданию Образа